Михаил Порсев, «Нихард-сервис»: «Занимаемся мелкосерийным импортозамещением»

Как найти нишу среди производителей запчастей

Михаил Александрович, ваше предприятие специализируется на изготовлении запчастей для промышленного оборудования. Насколько сильна конкуренция в этой сфере?
Очень большая - и в нашем регионе, и в стране в целом. Мы производим запасные части из износостойких легированных сталей (класса 110Г13Л и её модификаций), высоколегированных чугунов (класса Ni—Hard) и износостойких сталей собственной разработки. То есть речь идет о литых запчастях для мельниц, обжиговых печей и так далее.

Но мы отходим от стандартных подходов. По примеру европейских производителей занимаемся инжинирингом и подбором материалов. Например, есть стандартная мельница, у которой на протяжении 60 лет делается одна и та же футеровка, то есть формально это может выполнить любой производитель.

А мы сами проектируем эту бронефутеровку для обеспечения защиты поверхностей от возможных механических, термических, физических и химических повреждений. Предлагаем свои профили, свои сплавы – это уже интереснее, потому что мало кто может в нашей стране предложить такой подход к решению задачи. Не потому, что мы такие великие. Просто это кропотливая и сложная для малого бизнеса работа, она требует достаточно большого штата. Сейчас на заводе трудится около 40 человек.

Кому и когда пришла идея открыть новое предприятие в Златоусте?
Ремонтно-механический завод «Нихард-сервис» создан в 2013 году. Все, кто сегодня составляет костяк нашего коллектива, ранее уже работали в этой отрасли. Я, например, был главным технологом предприятия, которое делало детали по чертежам. Это как раз то направление, за которое крупные заводы браться не хотели. Изготавливать одно и то же стало неинтересно, для этого не надо быть инженером.

Начинали группой из четырех человек – строили цех вечерами, в свободное от работы время. Копали ямы, заливали фундаменты – все сами. Абсолютно не жалею, что ввязался в эту затею. Коллектив вырос в 10 раз. Знаем промышленность, потребителей, их проблемы и реальные потребности. Считаем, что будущее – за производством быстроизнашиваемых узлов и деталей. Работа интересная и полезная, развивает со всех сторон, мы видим, куда дальше расти.

Кто ваши потребители?
Основные заказчики - промышленность стройматериалов, в первую очередь, это цементные заводы.

Производства, изготавливающие запчасти, открываются чуть ли не каждый год. Удалось заполучить такого щедрого клиента, как РЖД, - и все, считай, работой обеспечены надолго.

Да, порой начинается ценовая конкуренция: «Я сделаю за 100 рублей, а я – за 99». Новичок открылся, заказов у него вообще нет, поэтому он кричит: «А я по 80 готов». Зачем нам эти метания? От таких конкурентов стараемся оторваться, найти свою нишу. Как только говорим об инжиниринге, сразу появляется интерес у заказчиков. Есть предложения таких же услуг из Европы, мы периодически сталкиваемся с техническими консультантами на заводах. Все хорошо, но сейчас курс доллара/евро, сами понимаете, какой.

В чем заключается стратегия развития предприятия?
Основной упор - на новые материалы, их освоение. Мы видим потенциал в нашем сегменте рынка. Люди всегда строили и будут строить, цемент никуда не денется в ближайшие 50-100 лет. Так что в этом плане работа у нас точно будет.

Чем вы гордитесь, какую уникальную продукцию удалось сделать за время работы предприятия?
Среди продукции, которой мы действительно имеем право похвалиться, – например, бронефутеровка для мельниц, ресурс работы которой в 4 раза выше стандартного «традиционного» исполнения. Есть и другие изделия, но не обо всех из них хотелось бы говорить. Мы изготавливаем вещи, которые в стране никто не делает, – и по конфигурации, и по маркам материалов. Что-то пока еще на стадии испытаний, и их результаты успешны, а что-то уже в серийном производстве.

Реальное импортозамещение

Как на «Нихард-сервис» повлияло повышение курса доллара, которое отмечается в последнее время?
Как это не грустно, все дорожает, все исходное сырье. Половина того, что мы закупаем из литейных материалов, – импорт, который оценивается в долларах и евро. Полистиролы, краски, клеи – вроде бы покупаем их здесь, в России, но компоненты-то у них импортные. Даже в том, что делают здесь и продают под российской маркой, на самом деле ничего нашего нет. В лучшем случае российское предприятие покупает иностранные компоненты и смешивает их. И дальше начинается самое интересное. Казалось бы, металлическая основа - железо, ферроматериалы - делается в Челябинске, а рост цен тот же самый. Потому что цены на сырье тот же ЧЭМК считает в долларах. В некоторых случаях стоимость таких материалов выросла на треть - собственно, как доллар.

Что делаете в таких случаях?
Заказчики, конечно, этому не рады и не всегда готовы учитывать дополнительные расходы. Ведем довольно болезненные переговоры с некоторыми из них, представляем объективные доказательства. Отвечают: «Нет, мы не можем пересчитывать, уже заложили определенную цену конечному клиенту». Пока держимся, но весной придется точно повышать. Удивляет, когда на этом фоне появляются люди, которые машут рукой: «Да мы сделаем еще дешевле». Нам демпинговать совсем не хочется.

За семь лет работы вас хорошо узнали многие заказчики. Какова география поставок предприятия?
Все по классике – от Владивостока до Белгорода в России и до Минска – в Белоруссии. Работаем с отечественными клиентами и с заказчиками из стран СНГ. Что касается дальнего зарубежья, интерес есть, но до конкретной работы так ни разу и не дошло. Также у нас есть интересное направление – производство запчастей для иностранного оборудования. В стране его много, а значит всегда требуются запчасти. Зачем их везти из-за рубежа, если выгоднее изготовить здесь? Часть нашего оборудования заточена под мелкосерийные изделия – можем сделать одну деталь, две и так далее. Попросят сделать тысячу – тоже для нас не проблема.

А как иностранные производители, к примеру, европейского оборудования реагируют на то, что вы забираете «их хлеб»?
Приходили к нам несколько раз, зная, что мы делаем такие запчасти. Но не поругаться, а предложить поработать с ними.

Это же признание! И что было дальше?
Чаще всего задачи у них специфические. Самое простое – узнать уровень цен (Улыбается.). Мы это уже не раз проходили. Вариант номер один: они спросили «почём?», мы ответили, они ушли и больше не возвращались. Вариант два – максимум для них: пришли, понимая, что уровень у нас практически такой же, как у оригиналов. Они же сами уже не делают ничего, у них все производства расположены в Индии, Египте и Китае. Да, говорят, все классно, мы знаем, что ваши изделия сопоставимы с нашими оригинальными, давайте делать для нас, под нашей маркой, но заключаем соглашение, что больше никому, кроме нас, поставлять их не будете. Хорошо – договорились. Потом они пропадают, а мы сидим на руках с соглашением. Несколько раз контактировали, и всегда шло по одному из этих вариантов.

Получается, что вы сейчас делаете импортозамещающую продукцию?
Да, так и есть. Те же самые мелкоштучные запчасти для заводов стройматериалов. Просто это все мелкосерийное производство. Но в конечном итоге нам нравится это делать. В таких направлениях пока не сильная конкуренция. Но мы все время стараемся двигаться куда-то дальше, не стоять и не ждать, потому что любая новая идея лидирует недолго.

Какое оборудование использует «Нихард-сервис» – отечественное или импортное?
В основном, отечественное. Есть какие-то отдельные зарубежные установки из Китая, но это, конечно, качественное оборудование, хороший фабричный Китай. Просто сегодня никто другой не может предложить соответствующее соотношение цены и качества. Конечно, постоянно занимаемся модернизацией оборудования, все время добавляем производственные площади, дооснащаем их.

Преимущества – база и люди

Ваше предприятие расположено в небольшом городе Златоусте. Какие плюсы это дает?
Здесь есть хорошая база – металлургический завод, это источник кадров. Завод тянет за собой филиал ЮУрГУ, который также для нас является источником кадров – без науки нам абсолютно никуда. Это наши партнеры, я сам долгое время работал в златоустовском филиале, пока всех не перевели из категории внештатных сотрудников просто в друзья вуза. ЮУрГУ нам очень помогает доступом к лабораторной базе. Географически месторасположение завода удобное. Это центр России, рядом магистраль М5: надо что-то привезти – нет проблем. Основные материалы все рядом - Челябинск, Миасс, практически нет длинных поставок.

В чем видите преимущества деятельности в составе холдинга?
Как известно, наши братья по разуму делятся на коллег и конкурентов. Мы стараемся со всеми общаться, как с коллегами. У нас группа компаний, все так или иначе связаны с металлургией. То есть основная компания -  РМЗ «Нихард-сервис» - производит литье, другая занимается производством и поставкой литейных материалов для определенного литейного оборудования. Работа в холдинге, конечно, дает определенные плюсы. Больше возможностей по общению с коллегами.

С какими трудностями предприятие столкнулось в минувший коронакризисный год?
Мы-то работали в пандемию, а поставщики – не все. В этом смысле были некоторые проблемы. Хотя с заказчиками где-то это даже помогло. Всегда ведь есть опасность просрочки исполнения договоров. А тут весну-лето многие стояли, и их наши сроки не сильно волновали. Так что нет худа без добра (Улыбается.). Но коронавирус сломал сезонность. Обычно все шло волнами: весна, лето – подъем, осень – снижение. Но в 2020-ом году все изменилось. Весна прошла по инерции, лето, как всегда, с подъемом, а осень, слава Богу, без снижений.

Михаил Александрович, лично вы как оказались в литейной промышленности?
Родился в Миассе, окончил Златоустовский филиал Южно-Уральского госуниверситета по специальности «Металлургия черных металлов». Не скажу, что я мечтал стать металлургом. В семье у нас династия машиностроительная, все работали на Златмаше – даже получили звание почетной династии. А я первый подался в литейную сферу, первый в семье металлург.

После окончания вуза года полтора-два поработал на Златоустовском металлургическом заводе. Это, на мой взгляд, самая лучшая школа, студентам всегда говорю: «Идите на завод! Как бы там плохо не было – грязно, некрасиво - лучшей школы вы никогда и нигде не получите». Этот предприятие с давно отлаженными схемами производства. Тех, кто к нам приходит без опыта работы на заводе, сразу видно. Люди не имеют привычки элементарно хранить инструмент. Я до сих пор если вижу где-то хорошую лопату, первое желание – схватить, унести и спрятать.

Затем работал на литейном заводе. Ныне это достаточно депрессивное предприятие, а когда-то было первым из самостийных литейных заводов в 90-х годах. Абсолютно все литейщики, кто сегодня работает в Златоусте, пришли оттуда. В Челябинской области очень много выходцев с предприятия - либо из работников цеха, либо из руководства. Все технологии, по которым сегодня работаем. Там трудился слесарем, мастером, начальником ОТК и главным технологом.

По какому принципу подбираете кадры?
Для меня главное, чтобы люди не боялись работы. А то штампуют сотрудников, которые все делают по инструкции и шесть раз в день ходят чай попить. Не потому, что мы такие жадные и хотим одним человеком закрыть все участки. Нет, просто не вижу по-другому работы. Если снег надо почистить прямо сегодня и сейчас, значит, это чистит не дворник, который тоже есть, а кто-то из цеха. И так во всем. Не так, как на других предприятиях: электрик отвечает только за электричество, а в остальное время лежит на лавочке. Уровень зарплаты у нас конкурентоспособный как по городу, так и по отрасли. Сами живем в этом городе, а не где-то в Москве, постоянно присутствуем на производстве. За все время от нас ушло по доброй воле всего два человека. Потому что людям интересно работать, и мы стараемся по-человечески относиться к работникам.

Блиц-интервью

Сколько длится ваш рабочий день?
Сразу скажу, что это неправильный рабочий день – с 9 утра и до часу ночи. В любом учебнике написано, что так нельзя. Но как есть, так есть. Это издержки – нельзя просто так лечь спать, не подумав о рабочих вопросах.

Какой у вас стиль руководства – либеральный или авторитарный?
Думаю, что либеральный. Стараемся с людьми общаться в порядке обсуждения, а не раздачи директив. Это получается, пока коллектив небольшой, пока есть возможность самому вникать во все моменты.

Чем занимаетесь в свободное время?
К сожалению, его практически не бывает. Стараюсь участвовать в отраслевых мероприятиях - выставках и конференциях. Причем, не только литейно-металлургических, а там, где встречаются наши клиенты – предприятия стройиндустрии. Поехал на день-два на конференцию – вот и отдых. Это полезно и для самообразования, и для смены обстановки. Исключением стал лишь 2020-ый год.

Анна Литовина.
Фото: «Нихард-сервис».


Поделиться ссылкой:

Другие Лица отрасли: