Михаил Телегин, ПКФ «Технолит»: «Бизнес напоминает плавание. Пока ты гребешь, находишься на плаву»

Как создать с нуля современное производственное предприятие, где чувствуется реальная польза от импортозамещения, надо ли гнаться за Китаем, почему художественное литье — не самая сложная задача для металлурга и что связывает уральскую компанию с легендарной группой The Beatles? Об этом и многом другом мы беседуем с генеральным директором группы компаний «Технолит» Михаилом Телегиным.

Принцип: три из трех

— Михаил Николаевич, расскажите, с чего начиналась ваша компания и что она представляет собой сегодня.
— Начинали с нуля. В 2001 году мы с компаньоном Дмитрием Викторовичем Трошиным начали изготавливать алюминиевое литье небольшими партиями. Развивались в основном на собственные средства, оборудование брали в лизинг — в итоге создали литейное производство в городе Михайловске Свердловской области. Сначала это было чугунолитейное производство, потом занялись сталью, модельной оснасткой. Сегодня в группу компаний «Технолит» входит несколько предприятий. Это собственно ООО «ПКФ Технолит», производственное предприятие в Михайловске — ООО «Литмет» и Демидовский литейно-механический завод, который занимается оснасткой и механической обработкой деталей.
В коллективе у нас 180 человек, в основном молодежь. Сейчас происходит ввод в эксплуатацию нового механического цеха с современным обрабатывающим оборудованием, а также расширение возможностей литейного производства путём строительства нового литейного цеха фасонного литья.

— Почему решили заняться литейкой?
— По образованию я инженер-сварщик. А сварка — это, по сути, микрометаллургия. Легированная сталь или изотермический процесс — понятия для меня знакомые. Дмитрий Викторович — литейщик, металлург. Так что трудимся по профилю. Мне нравится дело, которым я занимаюсь. Всегда завораживало смотреть, как плавится металл, летят искры, а из бесформенного куска металла появляется красивая деталь, которая используется в востребованных изделиях.

— Часть представителей вашей компании базируется в Екатеринбурге, другая - в Михайловске. С чем связано такое географическое разделение?
— В Екатеринбурге легче найти инженерные кадры, здесь сконцентрированы продажи. В Михайловске проще найти рабочие руки и организовать производство, тем более литейная промышленность относится к вредным и опасным производствам. Мы не гонимся за объемами, для нас важно решение именно сложных задач. Лучше сделаем что-то мелкосерийное, но с хорошей технологической проработкой, изготовлением специальных моделей и приспособлений.
Сейчас многие предприятия переходят на сборочные производства. Действительно, каждый должен заниматься своим делом, тогда и будет результат. Поэтому после обработки литья и комплектующих планируем наладить сборку узлов.
На сегодняшний день в литейном производстве мы достигли потолка по производительности, и чтобы дальше двигаться, нужно строить новые мощности, с учетом новых технологий и заглядывая в будущее.

— В каком сегменте отливок вы работаете?
— От нескольких килограммов до тонны. Ассортимент очень широк. Скажу так: на складе оснастки у нас хранится до 600 комплектов, и это еще не все - некоторые заказчики забирают ее с собой. Есть, конечно, и мелкосерийная продукция. У нас два участка по производству оснастки: где производим пластиковую и комбинированную модельные оснастки на станках с ЧПУ и там, где производим крупно-габаритную оснастку для отливок в несколько тонн.

— Что в приоритете для вашей компании?
— Знаете, как говорят? Выбирайте два из трех условий: быстро, недорого и качественно. Приоритет нашего предприятия — делать три из трех.

— Кто ваши заказчики — отрасли, география?
— Я бы выделил три отрасли, которые снабжают заказами и платят исправно деньги. Первая — военная промышленность. Вторая — железнодорожники и третья — энергетика. Это три кита, которые приносят основную прибыль. В машиностроении все, что связано с «трубой», поставил бы на четвертое место. С ними можно работать, но сложно — хотят высокое качество за очень низкую цену.
Что касается географии поставок, то она простирается от Санкт-Петербурга до Екатеринбурга. В основном, конечно, предприятия УрФО.

— А за рубеж посматриваете?
— Скорее речь тут идет об импортозамещении. Многие предприятия переходят на отечественную продукцию, она становится востребованной. И в рамках импортозамещения у нас появилось несколько проектов, как уже действующих, так и на перспективу. А поставлять за рубеж пока не планируем. Если брать Азию, там все забрали Китай и Индия, если Европу — у них политика загрузки своих литейных производств. К нам обращаются представители зарубежных предприятий, которые занимаются изготовлением продукции здесь, в России. Но им, как правило, надо все очень дешево.

Лучшая помощь — не мешать

— Часто идут разговоры о том, что отечественной промышленности надо помогать. Михаил Николаевич, а вам от государства что-то надо? Вы нуждаетесь в поддержке и помощи, и, если да, то в какой?
— Мне от государства ничего не надо. Единственное, о чем бы я хотел попросить наших уважаемых правительство и президента — не мешать. Слишком часто проводятся различные ненужные проверки. Ко мне на производство, например, приезжал даже Рыбнадзор.

— Вы еще и рыбу разводите?
— Нет, конечно (Смеется). Недалеко от нашего предприятия протекает река Серга. Один кляузник написал письмо в прокуратуру: мол, наша труба в реку что-то сливает, рыбачить ему негде. А у нас замкнутый цикл водохлаждения на заводе. Единственное, что мы сливаем — бытовые стоки, но они уходят в канализацию. В итоге мы провели экскурсию для специалистов Рыбнадзора, все им показали — рассказали. Инспекторы убедились, что жалоба несостоятельна.

Памятник «Битлам»

— Знаю, что ваша компания изготовила композицию в честь рок-группы Beatles. Расскажите, что это за история и где можно увидеть памятник знаменитой ливерпульской четверке.
— В Екатеринбурге есть битлз-клуб под председательством Владимира Ивановича Попова. Он поделился с нами идеей поставить первый в России памятник легендарным музыкантам. Я сам люблю музыку, играл когда-то на барабанах в рок-группе. В общем, мы загорелись и взялись за разработку концепции этого памятника. Если всмотреться, то видны силуэты четырех музыкантов, взятые с обложки одного из их альбомов. Модельный комплект изготовила компания «Инжетех», а мы отлили, покрасили и установили памятник. Он находится напротив сербского ресторанчика на улице Горького, в битловском дворике, куда частенько заглядывают туристы и поклонники. Единственный негативный момент — за столько лет до конца с нами так и не рассчитались.

— Интересно, есть ли у вашей компании другие работы подобного плана?
— Художественное направление не является для нас приоритетом. И даже не потому, что это разовые заказы. Вы знаете, художественное литье красиво и кажется сложным. Но на самом деле отлить некоторые замысловатые технические детали гораздо сложнее. В художественных вещах химический состав и механические свойства, как правило, не имеют значения, главное — форма. Даже если дефект обнаружился, можно исправить сваркой и покрасить.

— Какие заказы больше всего запомнились?
— Необычные заказы связаны, как правило, с военной промышленностью или энергетикой. На «Литейном Консилиуме» я рассказывал коллегам историю о том, как мы отливали очень сложный корпус для атомной электростанции. Там одних только съемных стержней — 26. Представляете, как их собирать? Как кубик Рубика. Причем, отливали не у себя, а на другом предприятии — мы по массе не проходили. А обработку делали уже на третьем предприятии. Наш специалист ездил, курировал изготовление стержней и сборку. Так что работать в сегменте сложного литья всегда интересно, ко многим проектам подходим творчески - это не просто серию освоил и производишь её тысячами штук.

Стабильность и движение вперед

— Михаил Николаевич, а вы сами из семьи металлургов?
— Я родом из Михайловска. Папа всю жизнь проработал технологом на заводе, прокатчиком — можно сказать, с металлом всегда был связан. В Михайловске в 50-х годах прошлого века при заводе построили вагранку — для собственных нужд. Они делали, как говорил папа, худшее в мире литье (Смеется.), но зато свое. Мы арендовали алюминиевое производство в Каменске-Уральском, в Екатеринбурге было модельное производство. Компания небольшая, приходилось много ездить. В один прекрасный момент я понял, что моя жизнь превратилась в сплошную дорогу. К тому же начались сложности с арендой. В общем приняли решение развиваться в одном месте — это удобнее для всех. Мы же не транснациональная компания типа «Кока-колы» (Улыбается.).

— А хотелось бы стать такой компанией?
— На последнем собрании регионального отделения Союза машиностроителей нам выдали результаты работы за девять месяцев. Наша компания в этом списке - на 18 месте. Если сравнивать с футболом (а я когда-то занимался этим видом спорта), то мы не в Премьер-лиге (там 16 команд), а в Первой. Но находимся в верхней части Лиги, и наше положение стабильно. Считаю, что лучше быть крепким стабильно развивающимся предприятием, чем жить рывками — с не прогнозируемыми взлетами и падениями. Но вектор развития всегда должен быть направлен вверх.

— С кем из партнеров сложились наиболее крепкие связи?
— Хотелось бы выразить огромную признательность нашим партнерам, с которыми мы сотрудничаем: Уралхимпласт в лице Александра Коршакова, «Инжетех» - Сергею Богушевичу и, конечно, «НПП Технологии» - Антону Дынину. Вообще люблю сотрудничать с предприятиями, для которых важно не просто продать, но и помочь своему партнеру.

Блиц-тайм

1. Что для вас бизнес?
Бизнес — это как плавание. Пока гребешь, ты на плаву, перестаешь грести – погружаешься вниз, ложишься на дно, тебя затягивает илом и песком. Вывод - всегда надо грести вперед, грести самому, не дожидаясь толчков и пинков.

2. На что не хватает времени?
Некогда заниматься неинтересными делами.

3. О чем мечтаете?
Побывать в космосе.

Анна Литовина.
Фото: «Технолит».


Галерея

Поделиться ссылкой:

Другие Лица отрасли: